АСПИРАНТУ >> Вопросы и ответы на кандидатский минимум по историии и философии науки (гуманитарный блок)


Интерпритация как общенаучный метод и базовая операция социально-гуманитарного познания

загрузка...

    Понимание — это форма знания, но чтобы перевести это зна¬ние в ранг научного, необходимы некоторые дополнительные искусственные, спланированные исследователем приемы. Од¬ной из них является интерпретация. Интерпретация в социаль¬но-гуманитарной сфере (лат. Interpretatio — посредничество, разъяснение) — это когнитивная процедура, имеющая функцию методологического приема, с помощью которого устанавлива¬ются значения и смыслы понятийных вербальных выражений и структур.
Наша компания предлагает недорого услугу куплю диплом на бланке ГОЗНАК в кратчайшие сроки.
Процедура интерпретации как форма познания сложилась задолго до обсуждения в XX веке познавательных проблем со¬циально-гуманитарного знания. Можно выделить следующие исторические этапы эволюции интерпретации как методологичес¬кого приема анализа текста:

(1) в античности интерпретация практикуется неоплатониками для выявления смыслов и значе¬ний аллегорий, имевших место в литературе классического на¬следия;

(2) в Средние века интерпретация превращается в базо¬вый методологический прием для экзегетики (толкования текстов Священного Писания);

(3) в Новое время происходит философское осмысление процедур интерпретации и понима¬ния, которое принимает различные формы:

(а) философско-герменевтическая трактовка интерпретации (Шлейермахер, Дильтей)  когда интерпретация рассматривается как постижение смысла, объективно заложенного в текст автором. Автор рассмат¬ривается как главный источник смысла, поэтому для его интер¬претации важно было знать биографию автора, которая помогала постижению смысла его произведений;

(б) структурно-семиоти¬ческая трактовка интерпретации. Текст рассматривается как самодостаточная реальность, а его смысл задается не автором, а факторами объективно-структурного характера, например таки¬ми, как «порядок» и «ритмика» организации структуры текста. Структура текста является его объективной характеристикой. Интерпретация в этом случае не нуждается в рассмотрении ин¬дивидуально-психологического опыта автора, так как сводится к дешифровке текстового кода, т.е. основных характеристик структуры текста;

(в) постмодернистская трактовка интерпре¬тации, согласно которой интерпретация - не способ постиже¬ния смысла, содержащегося в тексте, а способ наполнения его смыслом.

Для постмодернистов текст не имеет никакой объек¬тивной структурной организации, а потому проблема поиска смысла текста, как это предполагалось в структурно-семиоти¬ческой концепции, не имеет смысла. Кроме того, в постмодер¬нистской версии интерпретации акцент переносится с фигуры автора (герменевтическая традиция) на читателя. Читатель ста¬новится субъективной предпосылкой интерпретации, которая превращается в процедуру наполнения текста смыслом. Текст не имеет сам по себе никакого смысла: он появляется в процессе чтения, который никогда не является объективным процессом обнаружения смысла, ибо его нет в тексте. Чтение — это «вкла¬дывание» в текст смысла, причем постоянно меняющегося.

Дильтей, обосновывая гносеологическую претензию наук о Духе понимать историю, представил ее в виде истории духа, объективированной в текстах, хранящих смыслы, требующие расшифровки. Если история есть текст как предметная форма объективации мира внутреннего опыта переживания людей, то ее можно понять, как можно понять любой текст. Исторический текст хранит в письменной форме жизненные проявления прошлых людей.

Социально-гуманитарные и исторические науки являются герменевтическими по определению, так как они имеют дело с текстами (вербальными и невербальными) и их пониманием, считали, например, представители постструктурализма, один из теоретиков которого Ж.Деррида утверждал, что «ничего не су-ществует вне текста». Весь мир есть бесконечный, безграничный текст, «космическая библиотека». Итальянский семиотик и философ У.Эко отождествлял мир со «словарем» и «энциклопеди¬ей». Текст выступает как особая реальность и «единица» методо¬логического и семантического анализа социально-гуманитарного знания, что делает возможным применение процедуры интерпретации.       
Существуют разные концепции текста и соответственные им толкования процедуры понимания.

1. Текст содержит лишь те сообщения, которые стремился передать автор (концепция Ф.Шлейермахера). Отношение «текст-читатель» тождественно отношению «говорящий-слушающий», которое характеризует непосредственное общение со¬беседников. Возникающее между собеседниками понимание имеет, согласно британскому философу, основоположнику не¬формальной логики Дж. Остину (1911 — 1960), три измерения:

(а) буквальное понимание фраз;

(б) понимание выразительнос¬ти речи, которая передается изъявительным, сослагательным и повелительным наклонениями;

(в) понимание стимулирующе¬го действия сказанного, что проявляется в различных чувствах (страха, удовлетворения, радости и т.д.), которые могут испы¬тать собеседники. Эти же измерения понимания характерны и для ситуации «текст-читатель», хотя письменный текст не спо¬собен передать все нюансы живого общения. Понять текст, значит понять его автора -- такова главная идея данной концепции текста. Понимание происходит за счет смыслового «выравнива¬ния» между текстом и читателем-интерпретатором, превраще¬ние их в абсолютных современников, когда прошлое постигает¬ся как настоящее, чуждое — как хорошо знакомое.  
2. Текст, согласно позиции французского философа, теоре¬тика феноменологической герменевтики П.Рикера (род. 1913), является самостоятельной целостностью, наподобие произведе¬ния искусства в силу того, что текст неизбежно отстраняется (от¬чуждается) от автора, утрачивает с ним связь. Понять текст, значит понять автора лучше и глуб¬же, чем тот понимал самого себя, — такова главная идея этой кон¬цепции текста.
Между анализом текстов и исследованием социальных явле¬ний существуют, как считает П.Рикер, параллели:

(а) как слова объективируются в письменном тексте, так и человеческие дей¬ствия объективируются в «летописи» истории. Смысл действия при этом отчуждается от его агента и «осаждается» в социаль¬ном времени (истории), которое есть не только длительность социальных и исторических событий, но и «место хранения» смыслов человеческой деятельности. История или социальное время есть особый род «текста», в котором оставляют свой след то или иное социальное действие, те или иные «депсихологизированные» человеческие поступки;

(б) подобно тому, как в пись¬менном тексте описываемые конкретные ситуации являются лишь одной из возможных актуализаций «пограничных ситуа¬ций» (глубокой семантики текста), одно и то же историческое действие может происходить в разных социальных контекстах, а потому не только отражать свое время, но и быть образцом возможных действий;

(в) как и текст социальное явление есть смысловая целостность, где различаются главные и второстепенные мотивы действия;

(г) подобно тексту социальное явление не имеет привилегированных интерпретаторов.

Смысл того или иного исторического события не совпадает с субъективными намерениями его участников, а потому носит «открытый» харак¬тер. Разные исследователи истории выберут интуитивно в качестве главных разные темы, а потому интерпретации одного и ТОГО же исторического события не будут совпадать по смыслу.
Но выбор требует обоснования, а чтобы это обоснование провести, надо вначале понять общий смысл текста, но этого нельзя сделать до выбора главной его темы. Возникает герменевтический круг, характеризующий отношение «текст-читатель». Герменевтический круг возникает в ходе интерпретации и при решении проблемы соотношения части и целого в структуре текста: интерпретация исторического процесса предполагает выявление его общего смысла, что невозможно без понимания частностей, а последние нельзя понять вне контекста общего смысла. Эту, ситуацию можно описать так: чтобы понять нечто, надо это нечто уже предварительно понимать.
Выйти из герменевтического круга, как считал Хайдеггер, можно, если признать, что до процедуры исторической, философской или филологической интерпретации существует горизонт некоего первичного дорефлексивного предпонимания, задающего направление нашего восприятия того или иного события-текста. От предпонимания нельзя освободиться, так как оно формируется жизненным миром человека. Гадамер называл предпонимание законными «предрассудками» и также считал, что именно они задают горизонт восприятия смыслов. Поэтому, как мы уже писали выше, Гадамер не рассматривал временную дистанцию между текстом и интерпретатором, с его жизненны¬ми предрассудками как помеху для процедуры понимания. Хайдеггер и Гадамер «разомкнули» герменевтический круг за счет введения человеческого бытия в мире в пространство работы с текстами. Следует учесть и тот факт, что и Хайдеггер, и Гадамер перестали рассматривать язык как только продукт субъективной деятельности человеческого сознания. Они онтологизировали язык, т.е. приписали ему независимое от субъекта существование. Хайдеггер считал, что язык является делом рук не человека, но Бытия, а человек лишь слушает его. «Поэтому --  писал Аббаньяно,— судьба человека называется fatum оm, т.е. словом, изреченным Бытием».


Если у вас есть материал, которого нет на сайте и вы желаете поделиться им с другими, т.о. помочь им в подготоке к экзаменам. Вы можете сделать это через специальную форму

загрузка...

Оставить комментарий

Защитный код
Перерисовать код

НАВЕРХ